karma_amrak (karma_amrak) wrote,
karma_amrak
karma_amrak

Categories:

они меня так уважают...

В моем маленьком уютном дворе, замкнутом четырьмя хрущебами, безраздельно царят бабки – отработанный пролетариат с филевского как бы «радиозавода». Они вездесущи, крикливы и гиперактивны, как недолюбленные дети. .
Я состою в конфронтации с ними вот уже десять лет, с первого дня как въехала в дом.
Теперь уж стало полегче, потому что за эти годы я приобрела репутацию человека, с которым лучше не связываться. То есть непредсказуемого, странного, с экстремальными сексуальными причудами, и даже, возможно, состоящего на службе страшно сказать где. Поэтому сейчас они не наскакивают на меня с визгом прямо при выходе из подъезда, а только отводят глаза при встрече и шипят за спиной.
А в самом начале чего только не было.
Когда-то у меня по квартире ходило много голых баб. Просто потому, что им так нравилось, а мне было все равно. И юные похмельные нимфы, меланхолично покуривающие на балконе топлес, собирали целые амфитеатры престарелых алкашей. Алкаши приходились бабкам всякими родственниками, и чтобы спасти сыновей и сожителей от соблазна бабки науськали на меня участкового. Притон, говорят, у нас тут, товарищ старший лейтенант. Непонятными запахами тянет и девки по ночам то ли стонуть, то ли ржуть.
Участковый пришел как нельзя более вовремя. У меня была генеральная уборка, и я встретила его в трогательной пижамке с чебурашкой, в передничке и с веником в руке.
Мы трендели часа два за чаем. Он как раз разводился с женой, а я ему сочувствовала эдак мягко, по-женски, мол, бывают же такие стервы, не в деньгах ведь счастье, где она найдет еще такого, как он.
После этого психотерапевтического сеанса все бабкины доносы участковому на мою похабную квартирку разбивались об его ледяное молчание.
Бабки посовещались и решили, что я просто ему правильно и вовремя даю, поэтому он и не волочет меня в кутузку, как ему по должности положено. И тогда, чтобы мне, проститутке, жизнь медом не казалась, у меня последовательно побывали: налоговый инспектор (на какие шишы покупаем квартиры?), пожарный инспектор (поступил сигнал, что у вас захламлен балкон!) и до кучи какой-то тараканий вивисектор (соседи говорят, от вас бегут насекомые). Этот последний долго в изумлении ахал и хлопал себя по ляжкам, пытаясь найти у меня хоть какую-нибудь живность, кроме кошки. Я любезно предложила поискать у соседей, куда вся она, наверное, и сбежала.
Всю эту вакханалию совершенно случайно, зато категорически, пресек мой папА. Он заехал ко мне по пути с какого-то приема на дежурной машине с водителем и в полном генеральском блеске. И вежливо поинтересовался у бабок, каков номер кода, а то он вот приехал к любимой дочке, а код забыл. Бабки, выяснив, кто, собственно, дочка кинулись наперебой расхваливать мое поведение и воспитание. Растаяли, старые стервы. И не мудрено – папА выглядел, как мечта лимитчицы конца семидесятых.
После этого скандалы и диверсии прекратились. Как отрубило. Теперь, если что не по них, только робко спрашивают – а что, мол, это было? Не статья ли уголовного кодекса ЭрЭф?
Когда три не до конца трезвые еврейские женщины у подъезда, тоже забывшие этот треклятый код, решили вызвать меня, распевая нежными тенорками на три голоса какую-то душераздирающую песню на иврите, бабки только окна позахлопывали, но в истерику не впали и ментов не вызвали. Хотя одна из бабок потом, будучи под шафе, призналась, что была совершенно уверена - это три мусульманские смертницы, собравшиеся взорвать к чертовой матери нашу стратегически важную для Отечества «хрущебу», так прощались с жизнью.
Но все рекорды побил на днях один неудачно развиртуализированный товарищ. Надравшись, он появился под окнами (квартиры и кода, слава богу, не знал), и часа полтора кричал разные изысканные непристойности, не забывая при этом воспитанно называть меня на «вы» (Вы, Карма…). Я, как гордая Инезилья, натурально, на балкон не вышла, ибо, честно говоря, перетрусила.
В конце концов, товарища уволокли во тьму местные алкаши, чтобы сообразить на пятерых. Не знаю уж, что он им там втирал всю ночь, но на следующий день, когда я вышла гулять с собакой, один из алкашей отделился от опохмеляющейся группы и подошел ко мне.
- Извините, мужики вот хотели сказать. Мы вас очень уважаем. Вы не думайте.

Жаль, что во дворе у нас такой непререкаемый матриархат. Как бы это «уважение» не порушило наше с бабками хрупкое перемирие.
Tags: автобиографический момэнт, не вырубишь топором
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →