August 8th, 2006

львица на закате

пошлое, фи

Давно это было, а вот, поди ж ты - помню. Еду я как-то в метро сразу после защиты диплома. Сижу, моргаю, с трудом ощущая себя в пространстве. Защищалась я по Достоевскому, для чего неделю провела в Питере, копаясь в архивах, ну, и на почве белых ночей, Федор Михалыча и гормональных вибраций крыша моя угрожающе накренилась. А накануне собственно самой защиты, в целях не поспать последние трое суток, приняла я немножко ЛСД, совсем чуть-чуть, и немедленно схлопотала наимерзейший приход. Никаких интеллектуальных озарений и запредельной бодрости не почувствовала, зато всю ночь бродила по квартире по колено в супе харчо. Ароматный такой был, горячий, с перцем и чесноком. Под коленками щипало, в носу свербело, башка трещала от ядреного помидорного духа, но я мужественно доделала три последних главы и, как правильная девочка, легла спать. Посреди булькающего борща. Потом мне объяснили, что это довольно распространенный глюк и случается он как раз с такими простейшими организмами, как мой. То есть, к порядочным людям приходят, как минимум, ангелы в тельняшках, ну, или там, на худой конец, мебель беседует на вечные темы, а у меня – вот. Ну, извините. Чем богаты.

Диплом я защитила, не взирая. Что говорила – не помню. Как добралась до метро – тоже. Вобщем, была я не столько уставшая, сколько, по-моему, слегка мертвая. Правда, условные рефлексы не подвели,и ехала я в правильную сторону, но это меня уже совершенно не волновало.

И вот, подсаживается ко мне энергичный вьюнош с горящим взором, из тех, знаете, кто не прочь девять раз получить по морде, надеясь, что в десятый раз удастся все-таки впендюрить. Подсаживается – и начинает развлекать мой остывающий труп. Не слышали, говорит, девушка, свежий анекдот? А хотите, расскажу? И рассказал.

… Выползает как-то в апреле дождевой червь на солнышке погреться. Весна кругом, птички поют, лепота, настроение романтическое. И видит он прямо напротив себя еще одного червя. Подползает к нему и говорит прочувственно:
- Дорогая, вы так прекрасны, будьте моею.
На что «дорогая» ему отвечает:
- Идиот. Я твоя задница.

… Знаете, что такое смеховая истерика? Это полчаса непрерывного оргазма. Ровно чтобы доехать от Александровского сада до Филевского парка. Там я вывалилась, сипя и хрюкая, на платформу и еще минут десять пыталась протолкнуть в сведенное судорогой горло немножко воздуха.

Сутки после этого я чувствовала себя так, будто мне вкатили мощную инъекцию адреналина. Глаза горят, шерсть дыбом, мозг в отключке - и нет ничего невозможного. Да. Только мне теперь нельзя показывать червей (не говоря уже об харчо). Я начинаю подергиваться и хихикать.

Зато я теперь знаю как меня можно быстро и безболезненно вывести из ступора. Нужно глядя в глаза, внятно и четко рассказать мне что-нибудь смешное. Желательно еще и совершенно бессмысленное. Нелогичное. Совсем хорошо – абсурдное. И пошлое, да, дайте, дайте мне побольше пошлости!!

Как вот, например, сегодня. Спасибо тебе, добрый человек, приславший этот баян, ты спас мне день. Делюсь со всеми, может, тоже кому пригодится. ))) Прямо с утра рекомендую принять, перед выходом на работу.

Перевод с матерного.
Какого пениса, проститутка, ты ни пениса не делаешь, только пенисней страдаешь, проститутка? Совсем, что ли, опенисел? Пенисово ты работаешь, проститутка. Гомосексуалист ты, проститутка. Работы, проститутка, до пениса. И что, проститутка, сделано? Ни пениса, проститутка, не сделано. И пошел тогда на пенис, проститутка. Засовершал половой акт, понял. Женских половых органов получишь, понял, проститутка. Пенис ли ты женскополовоорганишь?! Я, проститутка, пенисярю до пениса, женскополоворганец как пенисярю, проститутка. Я, проститутка, весь день совершаю половой акт с работой, проститутка. И на пениса, проститутка, такая в женские половые органы работа, когда ни пениса не сделано, проститутка? Времени ни пениса, а ты уже споловоактился!