September 8th, 2011

львица на закате

записки колясочника

Продолжаются наши с Айболитом бесстрашные вылазки в общественные места. В инвалидной коляске посреди родимого города ощущения возникают противоречивые, какие, наверное, бывают у зебры, сбежавшей из зоопарка – и страшно, и неуютно, вокруг ни одного тебе подобного, и все с любопытством тебя рассматривают. Немножко портит эксперимент тот факт, что, строго говоря, ходить я все-таки могу, хоть пока еще криво, небыстро и недалеко. К тому же я не вредный старикашка в маразме, не угрюмый ампутант, и не скрюченный судорогой подросток, а просто приятная во всех отношениях дама в затруднительном положении. Ну, как котенок на дереве – зрелище тревожное, но трогательное. А когда мы вместе с Айболитом, так оно еще и нравоучительное. Нас можно детям показывать, мол, посмотри, Петенька (только пальцем не тычь) видишь, как бывает, и ни возраст этому не помеха, ни всякие физиологические недоразумения.

Среди интеллигентной публики колясочнику хорошо. То яблочко поднесут, то сухарик. Обходят осторожно, не облокачиваются на коляску и не пытаются непринужденно разместить задницу на подлокотнике. Встречаются даже продвинутые граждане, которые, беседуя, приседают на корточки, чтобы быть на одном уровне. На Мамакабо вот, ближе к вечеру, когда я замерзла как цуцик, мне даже одеялко выдали, как будто я VIP какая-нибудь, а не простая смертная. Но интеллигентная публика у нас размещается точечно, а государство – везде. Со своими убитыми дорогами и неубиваемыми дураками.

Collapse )