March 12th, 2012

львица на закате

40

Обычай не велит дамочкам отмечать сорокалетие – мол, привадите злых духов, трусами потом не отмахаетесь. Мы «пилюнули слюной» и уехали на дачу томно возлежать у камина на шкурах. Тем более, что мои злые духи уже, кажется, сделали все, что могли, оттянулись на мне, как на джем-сейшене.
Тот же обычай, тряся бородой, не велит дарить на дни рождения ножи. Но Айболит, слава богу, несуеверен, и теперь у меня есть набор метательных ножей «Тарантул-толстый», о которых я последние три года подумывала, но считала себя недостойной.
Вот говорят, у каждой уважающей себя "настоящей" женщины должна случиться в жизни Гадалка. Именно с большой буквы, судьбоносная путешественница по астралу, которая потрясла воображение и предсказала эдакое, леденящее кровь.
И у меня такая была. Одноглазая древняя цыганка, приторговывавшая лет тридцать назад ядреной сенсимильей по станицам Краснодарского края. Ее неоднократно заметали за спекуляцию лифчиками-самошвеями и торговлю наркотиками, но ей было уже за восемьдесят, и предъявить обвинение по всей строгости УК у местных представителей закона рука так ни разу и не поднялась. К тому же таборный баро состоял с ней в родстве, и каждый раз выкупал бабушку со всем почтением.
Я таскалась в табор на правах любопытствующей малолетки, и паслась возле этой бабки, тощей и черной, как вяленая жила, потому что она меня не гоняла от костра. Часами я могла смотреть, как она невозмутимо набивает трубку и курит, и очень маялась, придумывая, как бы к ней подступиться, чтобы выведать историю потерянного глаза.
И вот эта колоритная старуха как-то глянула этим своим оставшимся глазом в мою ладошку, и напророчила, что счастлива и свободна я буду только после сорока.
Помню, я расстроилась до слез. Двенадцатилетнему человеку, вы ж понимаете, что сорок лет, что восемьдесят – один черт, старость и дряхление.
Бабка утешать меня не стала, сказала только, что я дура.
Я-таки дожила до сорока. Аллилуйя. И это не моя заслуга, а чистое везение. Сразу скажу, что как была дура, так и осталась. А единственным действительно ценным приобретением за прожитые годы стала уверенность в том, что я имею на это право.
Ну, и люди, конечно. Людей своих я люблю.
И теперь только счастье и свобода.
Мне кривая цыганка нагадала.

Пы.Сы. Глаз свой бабка Лачи потеряла во время войны, когда бежала с табором от немцев и попала под бомбежку. Осколок ее контузил, и собственные дети дотащили мамку на волокуше до ближайших людей. Глаз ослеп и со временем усох, но это не помешало ей после войны выйти замуж второй раз и родить себе еще парочку чяворэ.