May 25th, 2012

львица на закате

(no subject)

Верю, все здесь помнят "Ежика в тумане". В детстве у меня как-то не склалось прочитать первоисточник, сказки Сергея Козлова под душераздирающим названием "Правда, мы будем всегда?". Зато я его попыталась прочитать сейчас и, знаете, с первого захода не удалось. 
Потому что все тамошние сказочние герои испытывают друг к другу такую откровенную нежность, что даже я постеснялась провести этому пошлые параллели. Престарелая стала. Сентиментальная.

"- Мне бы знаешь чего больше всего хотелось? - подумав, сказал Медвежонок Ежику, - Мне бы больше всего хотелось, чтобы на каждой твоей иголке выросло по шишке.
- А что бы выросло потом?
- А потом бы ты стал настоящей елкой и жил целых сто лет.
- Это хорошо... А как бы ты со мной разговаривал?
- Я бы забирался на самую макушку и шептал в темечко."

Это "темечко", ей-богу, меня добило. Поплакав, я срочно отбежала в сторону книжки "История нравов. Век абсолютизма", чтобы полежать под привычной выхлопной трубой и очухаться. 
Так что не иначе как в три-четыре захода. Но все равно, всем рекомендую. 
львица на закате

(no subject)

Возможно, я тормоз и все эту бабушку уже знают, но мало ли, может, кто-то еще не.
Инна Бронштейн, 80 лет, живет в Минске, пишет простенькие, но трогательные четверостишья о скромных удовольствиях благородной старости.
Ее единственная книжка, вышедшая, кажется, в феврале этого года, так и называется – «Блаженства».
Дарю. Наслаждайтесь.

Какое блаженство в постели лежать
И на ночь хорошую книгу читать.
Сто раз прочитаешь знакомую прозу,
И все тебе ново - спасибо склерозу.

Какое блаженство на старости лет
Своими ногами идти в туалет.
А после в обратный отправиться путь
И быстренько под одеяло нырнуть.
А утром проснуться, проснуться и встать
И снова ходить, говорить и дышать.

Какое блаженство на старости лет
Своими руками не лезть в Интернет,
А тихо искать своего человека
В старинных томах позапрошлого века.