karma_amrak (karma_amrak) wrote,
karma_amrak
karma_amrak

Categories:
Влюбляюсь я обычно так же стремительно и с тем же результатом, с каким потерявший управление танк въезжает в бетонную стену. Грохот, пыль, стоны. Крики «как ты могла?!» из-под обломков. Покалечены все в радиусе десяти метров от эпицентра. А я, невредимая, сижу в танковой башне и страстно предаюсь самоуничижению.
Это кульминация. А перед этим бывает увертюра с литаврами. Организм у меня очень разборчивый, по всем статьям гораздо более нравственный, чем я сама. Поэтому когда примерно раз в шесть лет он заявляет «хочу!» и указывает пальчиком – кого, то сопротивление бывает равносильно самовредительству.
С моей противоречивой внешностью победа никогда не давалась мне легко. Пришлось накачать некоторую харизму, нужное выпятить, ненужное втянуть и закамуфлировать по возможности.
Интеллект в период влюбленности, как известно, уходит в долгосрочный отпуск за свой счет. Мой не исключение. Уходит и забирает с собой целый мешок всякой всячины, все эти общечеловеческие погремушки – морально-аморально, красиво-некрасиво, все эти ойчтожепослеэтогобудет и какжеобомнеподумаютлюди. От этого я становлюсь необыкновенно уверена в себе. Я знаю как надо, когда надо и с кем надо, а любые препятствия, зазевавшиеся на моем пути, давлю, не глядя. И если я зафиксировала цель, вывернуться из-под меня практически невозможно.

Становясь на тропу охоты, вооружаюсь только тем, что я есть, лишнего с собой не беру, чтобы идти налегке. Добыча тем временем мирно пасется на опушке, прядая чуткими ушами, жуя травку и ничего не подозревая.

Главное, выйти из укрытия так, чтобы вожделенная зверушка приняла тебя поначалу за деталь пейзажа. Потом очень аккуратно, чтобы не спугнуть, перейти из категории просто детали пейзажа в категорию интересной детали пейзажа. Это нелегко и требует ювелирной осторожности. Именно на этом этапе очень многие неопытные ловцы остаются без добычи. Одно неверное движение, грубость, глупость или бестактность – и только кусты покачиваются, да слышится треск валежника.
Поэтому я подхожу издалека и как бы вообще иду по своим делам. Через какое-то время, когда зверь делает два-три неуверенных шага в мою сторону, чтобы просто принюхаться, можно двигать собой. О! Это решающий момент. Я распускаю перья. Пою. Танцую. Льщу. Тонко уязвляю. Разливаюсь соловьем. Молчу сочувственно. Интимно шевелю бедром. Как бы ненароком роняю вишенку в декольте. Всем телом подпираю скособоченную самооценку – ты можешь! Ты лучший! И все искренне, умно, а главное – ненавязчиво и вовремя, на одной только мозжечковой энергии, потому что интуиция моя в это время стоит дыбом, как шерсть на волчьем загривке, ловит едва заметные флюиды, чует дыхание и бога, и черта.

И вот, зверушка подбирается все ближе и ближе, подергивая влажным носом, радуется, когда ты приходишь, быстро и нервно хватает еду с руки. Теперь любопытная деталь пейзажа становится для нее деталью необходимой.
Некоторые юные и горячие ловцы уверены, что именно в этот момент как раз и следует набрасывать сеть или затягивать лассо. Иные так просто сами прыгают из засады, не выдержав нервного напряжения. Это распространенное стратегическое заблуждение, в которое я не рекомендую впадать. Во-первых, очень легко промахнуться, а во вторых, водить потом добычу на аркане и вечно опасаться побега хлопотно и утомительно.
Свободу выбора, между прочим, никто не отменял. Лучше всего неожиданно и без предупреждения исчезнуть из поля зрения. Осиротить привычный ландшафт. Дать время на осознание того, что именно вот эта деталь теперь важнее и нужнее любого пейзажа. И если добыча не начнет метаться в поисках – можно считать охоту проваленной, сворачивать лагерь и уходить восвояси. Проигрывать, как известно, тоже нужно уметь.
Так случается, но не часто. Чаще взмыленная зверушка, оскальзываясь на камнях и путаясь рожками в ветках, сама находит ловца и поселяется рядом, считая это своей доброй волей. И никаких сетей. Никаких, заметьте, арканов.

Предваряя возмущенные вопли, скажу - нет, это все не от комплекса неполноценности. Нет, гнусная манипуляция здесь не при чем. Эта древняя игра вообще не отменяет ни любви, ни человеческих искренних отношений. Да, это парадокс. А что делать.

Но, допустим, охота удалась и можно расслабиться. Позволить себе блаженство.
Обожаемая добыча принадлежит только мне, смотрит влюбленно, бормочет нежно, делает приятно. Делает, как умеет, сообразно своим представлениям о любви. Я отвечаю тем же, поддерживая отношения в относительной гармонии. Тут-то и начинается самое интересное. Вдруг через какое-то время я начинаю капризничать. Не могу удержаться. То мне не так и это мне не эдак. Требования становятся противоречивы и меняются по пять раз на дню. Я сама не знаю, чего мне нужно, а несчастный объект моей влюбленности вообще что-либо перестает понимать. Мне начинает казаться, что это он виноват в том, что я несчастна. Ему начинает казаться, что я припадочная истеричка. Мы оба неправы, но в воздухе уже пульсируют шаровые молнии, и пованивает озоном.

А я смотрю на него, на этот объект, лично мною выстраданный и выбранный из многих, и отчаянно борюсь с желанием взять его за шкирку, встряхнуть так, чтоб хрустнул позвоночник и прошипеть нежно прямо в ухо: “Слышь, ты, возлюбленный. Я все еще горячая и живая. Не видишь, что ли, мне мало. Мне нужно больше. Больше всего того, что ты можешь дать. Накорми меня, а то ведь сдохну с голоду рядом с тобой.» К сожалению, все мои интересы, волнения и страсти обычно замкнуты на одного человека. Практичная дамская раздробленность в этом вопросе мне несвойственна. Иногда я об этом жалею.
Возлюбленные, кстати, мне попадаются все непростые, с наворотами и тараканами, расписанными под хохлому. А чем сложнее человечек, тем менее склонен он к абсолютной преданности и самопожертвованию, хотя бы даже и в пользу единственной и любимой. Сложная личность интуитивно чувствует, что эта густая душевная кровь, креативная энергия может еще пригодится так или иначе, и придерживает ее в себе до последнего, дозируя скупо и расчетливо. Самодостаточность требует строго замкнутой циркуляции. А мне всегда было нужно все до капли, и каждый день. Откуда, спрашивается, взять. Самому не хватает.

И вот мои субтильные и интеллигентные возлюбленные начинают меня бояться. Ничего удивительного. Когда на твоих глазах домашняя кошечка оборачивается осатаневшим драконом, лязгающим и огнедышащим, любой наложит в штаны. Я угадываю это по опасливому выражению лица и конвульсивному движению головой назад и в бок, как будто от меня все время ожидают внезапного удара в лицо. Видя такое дело, я втягиваю когти, грустнею, бледнею и пытаюсь испрашивать совета у тех, кого считаю умнее себя.

- Женщина, - говорят мне эти компетентные товарищи, - не волнуйтесь. Это у вас конверсивный невроз на почве глубокой инфантильности, обусловленной детской травмой средней тяжести. Выйдите, наконец, за пределы своего эго, и все устаканится. Всего-то.

Я-то не волнуюсь. Я вообще могу усвистать от своего эго так далеко, как некоторым и не снилось. Эта редкая моя способность составила мне репутацию человека мягкосердечного, отзывчивого, филантропа и альтруиста. Но это бессовестная ложь и тщательно наведенный морок. А правда в том, что чем дальше я от своего эго, тем несчастней.
А на самом деле, я абсолютный, сферический эгоцентрик. Гладкий и цельный, как стеклянный шарик. Люблю, чтобы все было по-моему и никак иначе. Любой компромисс мне жмет, трет и режет под мышками. Если вселенная недостаточно резво вращается вокруг меня, я беспокоюсь. Я не понимаю теории двух половинок и практику сложной системы взаимных уступок. Счастье – это когда меня греют в ладонях, бережно протирают замшевой тряпочкой, хранят в бархатной коробочке, любуясь на досуге радужными переливами, которые никогда не повторяются. Так выглядит любовь в моем исполнении - я с тобой, во мне много всякого любопытного, и оно твое, смотри, радуйся, но большего не требуй.
А переделывать меня, боюсь, поздно. Разве что разбить на сотню осколков и смести в совочек.

Бывшие мои, дорогие мои брошенные и бросившие меня. Если я кому из вас говорила, что люблю – так это была чистая правда, не заморачивайтесь. И вообще, никто из вас ни в чем не виноват, если вдруг что-нибудь похожее придет в голову – плюньте и валите все на меня. Я – шарик, ко мне все равно ничего не липнет.
Tags: не вырубишь топором
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 118 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →