Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

львица на закате

(no subject)

Нашла тут недавно у мамы среди бумаг старый полуразвалившийся альбом. Принадлежал он, видимо, ее старшему брату Ване, моему, стало быть, дяде. Дядя воевал с сорок первого по сорок пятый, дважды был ранен, но вернулся живой, молодой и красивый на радость бабушке, которая в ту войну потеряла пятерых детей. Поэтому за оставшихся трех переживала и молилась особенно горячо.
Иван был всеобщий любимец, талантливый музыкант-самоучка, добрый, ранимый, и самоубийственно чувствительный к несправедливости, подлости и прочим естественным человеческим отправлениям. Мама утверждала, что это его и доконало - дядя Ваня умер в пятьдесят шестом, потому что осколок, десять лет пролежавший в нем смирно, вдруг из-за какого-то очередного нервного потрясения зашевелился и повредил сердце. Так что я его живым уже не застала.
Ну, так вот. В его альбоме много старых фотографий - с двадцать пятого по сорок шестой год. Я не знаю, кто все эти люди, а из тех, кто мог бы мне о них рассказать, в живых не осталось никого. На оборотной стороне полустертые трогательные посвящения - "на память любимому от любящей", "настоящему другу Ванюшке с благодарностью", "Ваня! Если понравится - храни, а не понравится - порви", "спасителю от спасенного", "лучшему боевому другу на долгую память", и - благословенная тогдашняя привычка- обязательно за подписью стоит дата. А на свободном месте пометки рукой дяди Вани - "хороший парень и друг, погиб под Кенигсбергом", "милая Анечка, пропала без вести в Германии", "сестры Г-ич, расстреляны в 42-ом", "Саша, сбили в 45ом".
Короче, пусть они тут будут. Довоенные и военные мальчики и девочки. С тридцать седьмого по сорок пятый.
Collapse )
львица на закате

из жизни склеротиков

В прихожей отклеились обои. Повисли лохмотьями как знамена поверженной армии. Решено было их подклеить, чтобы не пугать гостей прямо с порога, и Айболит в тот же день купил новомодный клей, кисточки и желтый жизнерадостный шпатель к ним. Временно мы оставили все эти вещи на беговой дорожке, чтобы завтра засунуть их куда-нибудь «на место».
Наутро клей исчез. Кто-то из нас вечером или ночью по рассеянности все-таки убрал его куда-то «на место», но где это самое мистическое «место» - никто не помнил.

Клей мы искали около месяца, нерадиво и с ленцой. Обои укоризненно шелестели на сквозняке.
И вот на днях утром выхожу я из спальни, а посередине комнаты в трусах стоит счастливый Айболит и прижимает к груди два фиолетовых тюбика.

- Я тут пульт от телевизора искал, - говорит он, - и вот, нашел… за диваном было.

Вечером собрались уже подклеить обвисшее, но тут выяснилось, что мы потеряли кисточки.

Так что в процессе переворачивания кверху дном нашей малогабаритной жилплощади были обнаружены:
93 рубля мелочью
Четыре пары перчаток
Пассатижи старые
Запасные ключи от машины
Косметичка с театральным гримом

А кисточки все это время, совершенно не скрываясь, с некоторым даже вызовом, лежали на крышке аквариума, куда их, конечно, никто не клал.
львица на закате

почти забытое

Помню, некогда один мой возлюбленный (-ая, здесь не важно), скажем так, некорректно вышел (-шла) из романа. Эго мое, ужаленное в самое нежное место, взбесилось и понесло. И я в первый раз в жизни захотела, чтобы человека не стало. Не рядом со мной, а вообще, в природе. Взбешенному эгу показалось, что это решит проблему, и я перестану о нем (ней), а заодно и о себе, думать мучительные вещи.
Как все трусоватые безответные люди, я злопамятна, скрытна и хитрожопа, и совесть моя – существо угнетенное, так что мучит редко и робко. А на волне себялюбивой истерики все делается легко и стремительно. И «киллер» нашелся в считанные дни. Бывший снайпер ГРУ, приятный такой мужик, уволенный с треском то ли за неповиновение приказу, то ли за несанкционированный секс прямо на снайперской точке, в общем, было что-то такое смутно романтическое. Сговорились мы с ним быстро на три штуки, по тем временам хорошие деньги, и жаба моя, что удивительно, даже не шелохнулась, понимала, родная, что успокоить ошпаренное самолюбие мирными средствами все равно станет дороже.
И вот, поехал он на точку, присмотренную заранее, напротив выхода из учреждения, где работал(-а) незадачливый(-ая) мой бывший(-ая).
А я сидела дома на связи, смотрела на телефон и представляла, как все это будет.
Вот он пристраивается на чердаке, среди паутины и голубиного помета, ставит свою шипастую Барету-браво на сколотый подоконник и ловит его (ее) стриженную вихрастую голову в прицел.
И тут вдруг чувствую – отпустило. Лопнуло и вытекло. И стало мне холодно, приятно и все равно.
То есть если бы дядька не торчал там, с винтовкой на вышке – фантазия бы не сработала. Но он там торчал, а потому пусть будет благословенна эра мобильников. Кому – рак простаты, а кому и лишние пятьдесят лет жизни.

Отменила я свой инфернальный каприз, заплатила мужику отступных за молчание и профессиональную фрустрацию, и еще полгода после этого, как только прихватывал зуд на месте затянувшейся болячки, представляла в подробностях ощетинившуюся винтовку на сошках и глазастую физиономию в черном кресте. Почесун таял, как под ихтиоловой мазью.
Но эти две минуты, когда я, казалось, держала в кулаке чужую жизнь, запомнились острейшим, каким-то даже дрожащим припадочным удовольствием, похожим на эпилептический оргазм, как я его себе представляю.
Такой соблазн был для моей детской душонки.
Могла бы и подсесть, если бы цены на такие развлечения не подскочили, а конкуренция между киллерами не привела к полному вымиранию такой их разновидности, как «знакомый добрый дядя».
львица на закате

и попрошу без фрейдистских вольностей

Поехала сегодня с утра пострелять из нагана, даренного самим Калашниковым (не мне, конечно, отец с барского плеча кинул). Тяжелый восьмизарядник, калибра 7,62, весь из себя изукрашенный чернью и златом, что почему-то почти совсем не сказалось на боевых качествах.
 Странное все-таки это во мне пристрастие к оружию огнестрельному и особенно холодному. Правильные охотничьи ножи так хорошо в руку ложатся, как врастают. В детстве у меня был один такой любимый, я на охотах спала с ним в обнимку. Насечка на лезвии у него была не горизонтальная, как обычно, а вертикальная и ступенчатая, так что он был на все дела мастер - и колоть, и резать, и протыкать, и освежевывать. Ножны были кожаные, обтрепанные, и вдоль шва по ним бежал нарисованный тушью волк, полустертый от времени. До сих пор помню, как они пахли - табаком, кровью и спиртом.
Я вообще на охоте оборачиваюсь кем-то совершенно другим. Она вышибает из меня полудохлого горожанина со всеми его жалобными погремушками и депрессивными стенаниями. На охоте звери - мясо, а если я зазеваюсь, то мы вполне можем поменяться местами. А в другом месте и в другой обстановке я буду выхаживать раненую кошечку и отогревать замерзшую птичку, возможно даже рыдая над ними. 

С огнестрельным не сливаешься, как с холодным, в единое целое, а каждый раз как будто укрощаешь его заново. Но как только приноравливаешь руку и глаз, пристреливаешься и начинаешь класть одну цель за другой, тебя накрывает ощущение острое, мощное и, выражаясь языком поэтесс и библиотекарей, чувственное.
Вобщем, рекомендую стрельбу по движущимся мишеням всем как отличный отдых.
И кстати, чем вы интеллигентнее, тем больше я вам ее рекомендую.
львица на закате

настроение - ёб вашу мать

Если старый друг настойчиво зовет вас приехать к нему, допустим, в Израиль, чтобы повидаться, то следует все бросить и ехать видаться, а не тянуть кота за яйца, блядь, полгода.
Третьего друга теряю за год.. Да какие друзья-то - все сплошь боевые соратники моей ебанутой юности.
По сорок пять лет мужикам. То инфаркт, то авария, то вот последствия осколочного ранения в голову.
Я даже плакать не могу от злости. Всю рожу свело.
Мальчики. Милые. Да берегите же вы себя. Имейте совесть.
И вы, девочки, тоже, на всякий случай. Хотя вас-то как раз никаким дустом не возьмешь.
Он так много для меня сделал. А я не успела попрощаться.
львица на закате

что-то не верится в эту латынь

Посмотрела «Адмирала». Не выдержала, оскоромилась. Не из любви, как вы понимаете, к современному российскому синематографу, а исключительно из давнего любопытства к Александру Васильевичу Колчаку и его верной ППЖ, Тимиревой Анне Васильевне. Думала, может, чего нового скажут, или занятного.
Любопытство меня погубит. Я с такими повадками рано или поздно либо съем, либо увижу, либо услышу что-нибудь такое, отчего непременно окочурюсь.
Я тут, с вашего позволения, немного повосклицаю бессмысленно. Может, полегчает.

Во-первых, когда Хабенский пытается играть «настоящего мужчину» - эти вот «амбиция, амуниция, эрудиция» - я ему совершенно не верю. Сексуальные переживания у него получаются замечательно – влажные взгляды, томное дрожание ноздрей, внезапный перехват через дамскую талию. А вот командование на капитанском мостике, дуэль или попойка в кругу офицеров идет плохо. Мундир морщит в самых неподходящих местах, сабля путается промеж ног, интеллигентский сколиоз не спрячешь. Колчак все-таки был потомственный офицер черт знает в каком поколении. Касту военных тогда можно было опознать по походке за версту. Станиславский бы умер в мучениях, если бы увидел такую работу.

Во-вторых, скажите мне. Совсем ли охуела уже РПЦ или мне со страху так кажется? Своей же третьей заповедью подтираются, и не моргнут. Что это у них герои каждые три минуты крестятся и лобызают ритуальные предметы, как будто они не выпускники Морского кадетского корпуса, а оптинские старцы?! Или это такая режиссерская находка? Духовность, мол, утерянная в кровавой бойне революции.

Показное православие и «квасной патриотизм» среди военных дворян считались тогда проявлением глубокого провинциализма или неустойчивой нервной системы.

Бедный Александр Васильевич. Он был поклонник буддийской философии и кодекса бушидо, имел в своей доме старинную катану, с которой ежедневно упражнялся и медитировал в перерывах между боевыми действиями, а из него сделали какого-то религиозного энтузиаста и неуклюжего морализатора. Убила бы, ей-богу. Есть же какие-то вещи.

Последний раз я видела блестяще сыгранного царского морского офицера в «Моонзунде». Меньщиков, о чьем даровании до сих пор бурно спорят критики, был безупречен. И обошелся при этом минимальными актерскими средствами. Колчак – не помню фамилии актера – появляется там на пять минут, произносит сдержанный монолог, и эти пять минут стоят «адмиральских» двух часов, и даже покрывают их с перебором.

Черт побери. Мне нужен качественный исторический фильм. Я что, многого хочу?!

Пойду вслед за Раневской искать настоящее искусство в Третьяковской галерее.
львица на закате

(no subject)

К концу года в доме, как всегда, воцарился хаос.

Собачка неделю назад выучилась грызть палки и теперь задумчиво блюет на коврик жеваной древесиной. Кошка в приступе мстительного мазохизма разодрала себе ухо и кровоточит, печальная, сидя в кресле. Холодильник отказался работать нижней чакрой, там, где у него морозилка, в аккурат в тот момент, когда понадобилось морозить трюфеля. На коленке у меня выскочил вулканический прыщ, что для моей гладкой шкуры целое событие. Деньги проваливаются в небытие. Потенциальные работодатели если и звонят, то спьяну предлагают такое, на что я, в силу преклонного возраста и множественных комплексов, пойтить не могу. По ночам под окнами стреляют, как будто там у нас зенитная батарея с полной выкладкой. Перепуганные звери жмутся к нашей кровати спина к спине, позабыв от страха о биологических войнах. Чтоб они были здоровы, эти юные артиллеристы.
Опять же, оленина нынче подорожала вдвое. Короче, не жизнь, а каторга.

Как обожаемая папина дочка, я в глубине души уверена, что Дао мне благоволит. При чем, безусловно, и вне моих личных качеств и заслуг. И будет благоволить, хотя, может, и не тем способом, каким мне хотелось бы. Я, извините, неблагодарная сволочь. Я ропщу. Я каким-то чертом постоянно недовольна и какого-то хрена все время хочу. Но это игра такая, чтобы взбодриться и не расслабляться. А на самом деле я сижу сейчас, завернувшись в одеяло, и - господи, думаю шепотом, или как там тебя, дорогой боженька, вот со всем этим, что сейчас у меня есть - ХОРОШО-ТО КАК!!


С наступающим вас, ребяты. Пусть у вас все будет как надо, даже если будет иначе. Чтобы в следующем году было больше нужных людей, больше значимых событий, и удачи, удачи, которая никогда не бывает лишней.

Встретимся в 2007-ом. Легкого всем похмелья.
львица на закате

заказное от Морфея

Тень моя, та, что обитает в снах, живет, в отличие от меня, исключительно насыщенной, авантюрной жизнью. Как правило, она оказывается в центре каких-то военных действий, занимаясь при этом отъявленной, но героической чепухой. Например, на днях (на ночах?!) она, то бишь я, в эпицентре бомбежки, во дворе питерского дома-колодца с выбитыми стеклами, пустого и страшного, принимала роды у несчастной слонихи, черт знает каким-образом затесавшейся в человеческие разборки. Слоновья тяжелая голова с мокрыми дорожками от слез вдоль морды лежала в раздолбанной детской песочнице, а я стояла на коленях в крови и грязи, вытягивая из нее за ноги слоненка. Вытянула одного, вздохнула было с облегчением, но тут мамаша выдала новую судорогу и из нее вывалилась нога следующего слоненка. Все пошло по новой. Потомство оказалось симпатишной двойней (в реале со слонами это случается раз в 150 лет, если не ошибаюсь), мальчиком и девочкой. Весь остаток сна я пробиралась по городу в сумерках, ведя за ухо изможденную слониху с двумя спотыкающимися слонятами, уцепившимися за ее хвостик, в тщетной попытке найти место, где можно было бы их спрятать. Спрятать, ага. Трех слонов. Надо отдать должное моей тени – она таки нашла место. Респект от наших вашим. Это оказался какой-то полуразрушенный кирпичный сарай – гараж? – где-то на окраине Питера, который даже можно было закрыть на ночь, приспособив вместо засова ржавую железяку, и где, как рояль в кустах, обнаружилось ведро с почти чистой водой, которую мое импровизированное стадо тут же и выхлебало. К моменту интеллигентного попискивания будильника, тень моя уже спала мертвым сном в этом гараже, блаженно привалившись к слоновьей ноге. Проснувшись, я честно пошла исполнять свои обязанности. Надеюсь, ей не очень скучно было смотреть, как я готовлю завтрак, снимаю завьюженный, но мирный Питер, рисую наивные картинки в фотожопе и читаю немудрящие книжки. Честное слово, я изо всех сил хотела сделать ей приятное. А к чему все это и почему - я подумала и разбираться не стала. Уж больно интересно, что там дальше будет.
львица на закате

в нашу гавань...

Сильно бородатый анекдот. От этого не менее любимый.
Якобы реально зарегистрированный разговор между испанцами и американцами на частоте "Экстремальные ситуации в море" навигационного канала 106 в проливе Финистерра (Галиция). Collapse )