Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

львица на закате

(no subject)

Люблю московских таксистов.
- Это вы в Боткинскую едете? Заболел кто?
- Мужа машина сбила.
- А. Слышал про эту больницу. Там, говорят, людей на органы разбирают.
- Нам не страшно, - говорю, - Мужу шестьдесят уже, кто позарится.
- Это хорошо, что мужу столько, - смотрит на меня подозрительно, - А вам?
Поддержал, как смог.
львица на закате

(no subject)

На даче я храбро смотрю телевизор, надеясь на то, что природа, земляные работы и деревянные стены абсорбируют его влияние на мозг. Влияние, ага. Но не впечатление. На втором канале молодой, политически грамотный ведущий рассказал, что команда из десяти человек была вывезена в живописную Чечню, чтобы там бороться не на жизнь, а на смерть за право стать личным помощником Рамзана Кадырова.
- На что вы готовы ради победы? - спрашивает бодрый ведущий у одного из участников.
- На всё. Абсолютно на всё, - отвечает тот.
Правильные ребятки. Далеко пойдут.
львица на закате

(no subject)

У тюремных психиатров раньше был в ходу термин "бред невиновности и помилования". Это когда заключенный вдруг искренне пытается всех убедить (сам свято в это веруя), что он вот-вот будет помилован, прощен и отпущен. Или, как вариант, что он невиновен и осужден несправедливо, потому что он няша и случайно, и вообще за такое не сажают.
Строго говоря, это и не бред вовсе, а сумеречное расстройство сознания, чаще всего истерическое. Человек спасается от реальности, как умеет, чтобы стремительное погружение в нее не искалечило его окончательно.
Виктор Франкл в своей книжке "Психолог в концлагере" (всем, кстати, рекомендую, кто еще не) отмечал это легкое помешательство у многих новичков-лагерников. Кто-то потом тяжело примирялся с горькой действительностью, а кто-то так и умирал в обнимку с любимым бредом. Не рискну судить, кому из них было проще и легче.
А при тоталитарном режиме похожая штука нарастает тонким слоем поверх общественного сознания.
Меня не арестуют (не расстреляют, не посадят, не засунут мне в жопу бутылку) потому что я правильный (умный, добрый, честный, нужный родине, верный вождю). А если арестуют, то наверняка разберутся и помилуют. А сосед, который внезапно канул в небытие после ночного ареста, был подозрительной личностью, хоть и прикидывался учителем истории, я всегда это говорил.
Потому что ну надо же как-то жить. А если держать мозги все время в режиме беспощадного анализа всего происходящего, то кто же это выдержит, так и спиться недолго. Тут главное, говорят, не останавливаться и не оглядываться, а то превратишься в соляной столб.
Но в моем от рождения искривленном мозгу даже алкоголизм больше сочетается с человеческим достоинством, чем такие стыдливо-торопливые колебания вдоль линии партии. Насмотрелась, видимо, в детстве. Удивительно, как быстро и незаметно во всем этом растворяются остатки порядочности, если она была.
Хрупкая все-таки вещь человеческая личность. Требует, бедняжка, внимания и ухода.
львица на закате

(no subject)

Мучусь неутолимой жаждой мещанского благополучия. Купила вот новый холодильник. Теперь он стоит в моей жалкой прихожей, грозный двухметровый командор цвета нержавейки, и властно требует себе достойного окружения. Допустим, стиральная машина честно пашет на своей нелегкой ниве уже десять лет, безропотно глотая собачью шерсть и шелуху от попугаичьего корма, так что бог с ней, пускай пока живет. Но кроме нее мне, оказывается, до смерти нужна посудомойка, новые двери, новая кухня, стеллажи для тех моих устаревших бумажных книг, с которыми я не в силах расстаться, и резная деревянная подставка для инкунабул, которые тяжелее десяти килограмм.
Боже. Неужели я нашла смысл жизни.
львица на закате

(no subject)

Интересно все-таки, как пугает человека, умученного суровым опытом личной и общественной жизни, внезапное – и при этом постоянное – состояние эмоционального комфорта.

Будто бы ты только что, вся в дыму и окалине, пробиралась по окопам, пригибаясь под обстрелом – и вдруг через секунду стоишь в чистом поле, босыми ногами в рассветной росе, кругом тишина и пастораль, васильки, белые козочки пасутся, и только жаворонок, подлец, звенит в бирюзовом поднебесье.

И вот ты стоишь, как дура, вцепившись в свой запыленный АКМ, и думаешь – ну, не может этого быть. Не с моей удачей. Явная же подстава. Вон, у козы морда подозрительная, васильки наверняка токсичны, а в жаворонка вставлено следящее устройство. А поле – да! – заминировано все, от края до края.
Но день за днем выясняется, что это все натуральное и лично мое. И тогда я думаю – ну, ладно, допустим, действительно настоящее. Но теперь что главное? Главное - не привыкнуть! А то какому-нибудь блажливому божку вступит в левую пятку – и очнусь я в одночасье в грязном окопе, контуженная взрывной волной.

Старое доброе душное-затхлое недоверие к миру и к себе. Неизлечимое к тому же. Призвано вроде бы защищать от неудачных падений и личных катастроф. Но на деле не защищает ни от чего, кроме как от счастья.
львица на закате

задумчивое

У ранних римлян Венера носила три прозвища - Мурция, Клоацина и Либитина. По официальной версии первая была покровительницей целомудренной любви, вторая - очищения и успокоения, а третья - судьбы, смерти и перехода в загробную жизнь. Но на деле к Мурции обращались за помощью сутенеры и проститутки, к Клоацине - хозяева общественных туалетов, а к Либитине - игроки и откупщики. 


 
И главное, даже придраться не к чему. "Венера Клоацина - богиня тайных комнат и отхожих мест". Чем, действительно, не место для очищения и успокоения. 

Да и вообще - родился, влюбился, женился, раз десять подставил задницу  под неприятности, не забывая при этом регулярно очищаться - и на погост. Баиньки. Вот те и вся Венера. 

Римляне, сволочи, все-таки были непревзойденные прагматики и лицемеры. 
львица на закате

(no subject)

Нашла у себя в закромах бабушкин замусоленный травяной календарь. Действительно - рябина и облепиха обсыпные, калина уже сейчас налилась и растеряла листья, а черная смородина раздулась до размера ореха. Удались ромашка, чистотел и тысячелистник, а мята и лесной плывун выгорели под корень. Лещина (то есть фундук) погибла и урожая не жди, зато любимый мой каштан должен нехило разродиться, значит, в сентябре ждет меня кратковременный, но острый кайф.
И да, по всем приметам уже сейчас надо бы запасаться обогревателями. Скупать оптом.
Зима будет свирепая и метельная.
львица на закате

«…веселися, храбрый росс…»

Все, последний раз об этом, ей-богу.

Закончила, наконец, ветеранскую «Галерею Славы». Заказ с барского плеча кинуло мне министерство МВД, и список приложило – 120 человек еще более или менее живых ветеранов. Сроку мне было год, и первые полсотни ходячих старичков я принимала в студии, поила чаем, вела с ними цивильные беседы и как-то расслабилась. Приятные такие деды с бабками, вполне себе в уме, приезжали с детьми и внуками, которые почтительно стояли у них над плечом с валокордином и коробкой с регалиями.
За год, правда, больше десятка из них тихо почили в бозе, но нам-то что – закатали портрет в черную рамку вместо золотой, и все дела.

Но последние тридцать кандидатов дались уже не так легко. Они все, как выяснилось, были категорически нетранспортабельны. Мне выдали министерскую древнюю «Волгу» с мрачным водителем Костей, и мы две недели объезжали квартиры, госпиталя и хосписы.

Collapse )
львица на закате

(no subject)

Как раз в момент первого взрыва, где-то около восьми,  пойманный мной водила влетел в аварию. Вместе со мной, натурально. В который раз убеждаюсь, что бог бережет пьяную тушку. Была бы в тонусе - сто пудов что-нить сломала бы,потому что мотнуло и приложило не слабо. А так фельдшер общупал, сказал - цела. Но зато уж синяки, как у взрослой, по всему боку причудливым узором.
Телефон просран. Последий раз я по нему скорую мужику вызывала, дальше не помню куда дела. Так что все, кто меня хотел сегодня - извините, ребяты, я не нарочно.
А вообще стою сейчас, отстирываю от штанов чужую кровь и думаю  -  какой же я везунчик, господи, прямо баловень судьбы.  Есть у меня, видимо, какой-то заступник перед Мойрами, не дает им перерезать мою ниточку.
Хорошо бы в этом был какой-нибудь смысл.
львица на закате

(no subject)

9.93 КБ

Медаль, если кто не разглядел, называется "За заслуги перед мужем".

Учреждена какой-то общественной организацией, не помню какой. Вручается бабам, кроме шуток, торжественно и при большом скоплении народа.
Я лично знаю двух женщин, которые ее носят.
Одна - майор МВД, пятнадцать лет отслужившая следаком в МУРе, носит ее рядом с медалями за выслугу лет и медалью "За храбрость" - огнестрельное ранение при аресте рецидивиста.
Вторая - полковник МВД - десять лет оттрубила командиром конвойного батальона. На свежего человека производит устрашающее впечатление. Хочется сразу заложить руки за спину и прокричать свой номер и статью, а если их нет - выдумать.
Вобщем, тетки суровые, жесткие, к возражениям не привыкшие.
Обеим за пятьдесят, но на первый взгляд и та, и другая - в здравом уме и трезвой памяти. И даже не без юмора.

Однако, к цацке этой относятся серьезно. Трепетно, я бы сказала.

Вот оно, где девочковое-то повылезло. Мол, прошла огонь, и воду, и медные трубы, и от голоса моего писаются мелкие собачки, но есть где-то такое место, где я белая и пушистая, и эдак нежно, по-женски прогибаться тоже хорошо умею.

А поскольку на вид такого не скажешь, приходится носить опознавательный знак.

Что-то такое прямо жалостливое меня защемило, ребяты.
Обнять и плакать.